Обратная сторона золотой медали

ОБЫЧНЫЕ НОВОСТИ

К 2024 г. Россия должна стать одним из мировых лидеров в области информационной безопасности, - прописано в национальной программе «Цифровая экономика РФ». В то же время, как было отмечено в ноябре на SOC-форуме-2018, задержка в выполнении программы по разделу ИБ составляет один год, государственное финансирование формально открыто, но денег до исполнителей доведено ноль рублей.

По мнению экспертов Фонда развития интернет-инициатив, в России в ближайшие 10 лет потребуется 2 млн IT-специалистов. Нехватка разработчиков усугубляется перекосом в сторону разного рода администраторов, тестеров, консультантов и специалистов по безопасности. По оценкам этих экспертов, вузам необходимо набирать ежегодно не менее 100 тыс. человек при одновременном повышении качества обучения и целевого трудоустройства выпускников. Только таким образом можно воспитать новое поколение, которое через 10 лет будет конкурировать с IT-отраслями других стран.

О том же говорили и на заседании комитета Ассоциация предприятий компьютерных и информационных технологий, посвященном образованию. Директор компании «1C» Борис Нуралиев сообщил, что сегодня в стране насчитывается порядка миллиона IT-специалистов, что составляет менее 1,5% от трудоспособного населения России. Ключевой вывод: в стране наблюдается хронический некомплект кадров IT-профиля. Среди решений проблемы – увеличение квот на обучение IT-специалистов за счёт бюджета. Собравшиеся отметили, что ряд университетов может увеличить набор студентов на треть без потери качества их подготовки, но только при содействии государства.

Порой кажется, что атака на «отсталое» фундаментальное образование идет по итогам опроса рынка. Так, по данным российского отделения компании SAP, по профилю, указанному в дипломе, сегодня работают 41% опрошенных айтишников, многим пришлось повышать квалификацию и учиться дополнительно (38%), а есть и те, кто не имеет классического профильного образования (21%). Конечно, программист с дипломом повара, не может не вызывать вопросов у службы кадров, однако таких «историй успеха» немало. При этом эксперты неумолимы: таким «умельцам» не хватает фундаментальных знаний для аналитической работы, в первую очередь в сфере кибербезопасности.

Да, сфера ИБ не столь популярна у поваров и кондитеров, так как требует профильного или близкого к нему образования. И в мире мы тут далеко не первые. По оценкам аналитиков компании IBM, к 2020 г. в мире ожидается 1,8 млн вакансий для специалистов по ИБ, которых некому будет заполнить. Frost & Sullivan дает близкую цифру – 1,5 млн вакансий в сфере ИБ к 2020 г. Сегодня уже более 70% компаний испытывают сложности при найме безопасников.

ПРО БАНКОВСКУЮ БЕЗОПАСНОСТЬ

В феврале 2018 г., на Х Уральском форуме «Информационная безопасность финансовой сферы», заместитель председателя ЦБ Руслан Вестеровский заявил со ссылкой на Министерство образования, что до 2020 г. организациям в стране потребуется 21 тыс. новых специалистов по ИБ. При этом ежегодно вузы выпускают 6 тыс. человек. Р.Вестеровский вполне ожидаемо предложил увеличивать квоты для студентов, поступающих на специальности по направлению ИБ.

По оценкам BIS Journal, который уже несколько лет проводит анализ вступительных кампаний, в 2018 г. в некоторых университетах действительно выросло число мест для абитуриентов, поступающих в вуз на коммерческой основе, однако существенного изменения с бюджетными местами не произошло. Конкурс на бюджетные и платные места был большим, проходные баллы выросли, чем успели похвастаться большинство ректоров, существенно вырос и размер оплаты... Однако…

ПОСТУПИЛИ. ЧТО ДАЛЬШЕ?

Как в любой сказке, история будущих студентов заканчивается в момент «свадьбы», то бишь зачисления в ВУЗ. А вот долго ли и счастливо учатся вчерашние абитуриенты, все ли доходят до выпуска – нам не ведомо. Ректоры не спешат делиться успехами вчерашних победителей и призеров олимпиад, что уж там говорить об обычных выпускниках школ.

Первый и, кажется, последний раз о количестве отчисленных в процессе учебы представители университетов серьезно говорили в 2012 г. Примерно 15% студентов МГУ не сдают курсовые работы, зачеты и экзамены, еще 15% имеют хвосты по итогам сессии. Об этом говорил ректор МГУ Виктор Садовничий. В среднем 5% студентов ежегодно не справляются с программой и их отчисляют. Таким образом, примерно четверть учащихся отсеивается в процессе учебы и не оканчивает МГУ.

Осенью 2012 г. тема отчислений была продолжена на пресс-конференции, устроенной в редакции «Комсомольской правды». По словам Бориса Падалкина, проректора по учебной работе МГТУ им. Н.Э. Баумана, 12% студентов покидают стены Училища в течение первого курса. «У нас говорят, что с 1-го курса вылетают те, кто не хочет учиться, со 2-го, - кто учиться не может, а дальше – кто неправильно распределил свои время, силы и возможности», - говорил тогда проректор.

Отчисленных после первого курса в ВШЭ оказалось еще больше – 15-20%, – рассказал тогда Григорий Канторович, проректор ВШЭ.

ВШЭ продолжила изучение вопроса и позднее подготовила «Эмпирические исследования. «Изучение отчислений студентов в бакалавриате/специалитете НИУ ВШЭ» (автор Е. Колотова, аналитик Центра внутреннего мониторинга). Согласно приведенным в работе данным, «наибольшая доля студентов, не окончивших вуз, фиксируется в США (54%), наименьшая — в Дании (16%) и Корее (15%). В России на 2008 г. уровень отчислений составлял 21%. По данным на 2008 г. 23% россиян в возрасте до 25 лет имели неполное высшее образование. Среди населения России всех возрастов эта доля составляла 15%».

ОБРАТНАЯ СТОРОНА ЗОЛОТОЙ МЕДАЛИ

Сегодня представители ВШЭ радуются качеству абитуриентов. Так, по словам декана факультета компьютерных наук ВШЭ Ивана Аржанцева, в 2018 г. на факультет поступило рекордное число победителей всероссийских олимпиад по математике, информатике и физике. Согласно данным приемной комиссии, конкурс на специальности по ИБ превысил 20 человек на бюджетное место, проходной балл – не ниже 280.

Однако стремление учить лучших часто приводит к обратному эффекту. Как показал опрос преподавателей различных дисциплин, призеры олимпиад и отличники по ЕГЭ уже при поступлении знают предметную область на уровне первого-второго курса и быстро теряют интерес к учебе. В силу личностных причин многим представителям поколения Z (родившиеся после 1995 г.) часто не интересны другие предметы. И потому все чаще со стороны представителей ВШЭ и близких к ней по духу организаций звучит призыв отказаться от традиционного для отечественной высшей школы классического образования. Об этом много говорили на «круглом столе», посвященном проблемам талантливых студентов, на Форуме инновационных финансовых технологий Finopolis в Сочи.

Какой выход предложили новаторы? Отказ от классической школы, от традиционной системы передачи информации в виде живых лекций преподавателей, переход на проектную деятельность и индивидуальный подход к каждому студенту с учетом его особенностей. А также обучение навыкам коммуникации и презентации, ораторскому искусству и всему прочему, что поможет продать себя и свои разработки работодателю или заказчику. Хорошо ли это? Не знаю, но факт остается фактом: в классическом подходе к образованию ситуация выглядит намного печальнее, чем кажется изначально.

ОТСТУПЛЕНИЕ ПРО ПОКОЛЕНИЕ Z

Тут стоит отклониться от темы и вспомнить не о достоинствах, а о проблемах поколения Z. Как отмечают психологи, многие его представители не воспринимают прочитанное, школьные педагоги говорят о росте числа детей с дислексией и дисграфией. Чтение художественных книг для многих – не увлекательное занятие, а непосильная работа. В моду вошли твиты и короткие заметки, текст на 2-5 тыс. знаков (или 2-3 экрана компьютера) стал называться лонгридом (англ. long – длинный и read – читать). Что уж тут говорить о толстых книгах? Связаны ли эти тенденции с физиологическими причинами или с развитием медийных технологий, приучающих с пеленок к иной, более простой подаче информации, или просто с обилием информации, которую человеческий мозг не желает воспринимать в полном объеме, – неизвестно.  

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ В ОБЩЕЙ МАССЕ

Что до представителей многочисленных столичных и региональных университетов, то они везде и всюду рассказывают о соответствии программ обучения Федеральным государственным образовательным стандартам (ФГОС), которые опираются на классический подход. Тот самый, который многие новаторы, да и работодатели, считают устаревшим со всех точек зрения.

Фундаментальная программа включает изучение ряда дисциплин: математики, физики, программирования, основ информационной безопасности, программно-аппаратных средств защиты информации, криптографических методов защиты информации, организационного и правового обеспечения информационной безопасности, технической защиты информации, основ управления информационной безопасностью. Из гуманитарных дисциплин технари традиционно учат философию, историю, иностранный язык. Да, еще физкультура. Эти предметы входят в базовый блок и обязательны к изучению. Также стандартами предусмотрен набор дисциплин и практик, относящихся к вариативной части программы. Этот набор определяется университетом самостоятельно, дисциплины предлагаются студенту на выбор и становятся обязательными для изучения после решения учащегося.

Также ФГОС ВО определяет требования к материально-техническому оснащению лабораторий и специализированных кабинетов, которые должны быть оснащены, если не по последнему слову, то на уровне, достаточном для изучения всех процессов на практике. Отдельно стоит отметить, что проблемы коммуникации и презентаций, о которых говорят эксперты ВШЭ, госстандарты не отражают.

На бумаге все выглядит в общем-то правильно. На практике – проблемы. Многие студенты не понимают, чему и зачем их учат. Кто-то представлял себе будущего специалиста по ИБ как «белого» хакера, а не инженера с кучей рутинных дел, да еще со знанием нормативной базы. Кого-то привлекла перспектива высокой зарплаты в будущем, а часть выбрала направление ИБ по совету родителей. Чаще всего о том, что учиться в техническом вузе сложно, а по IT и ИБ специальностям вдвойне тяжело, большинство первокурсников не догадывалось.

УДРУЧАЮЩАЯ СТАТИСТИКА

По данным статистики, порядка 40% студентов бросают учебу в университете, поскольку разочаровались в своем выборе. Кто-то переходит на другую специальность, кто-то полностью меняет профиль. Пятая часть досрочно покинувших студенческую скамью решает, что высшее образование ему не требуется. 10% отчисленных не ожидали, что учиться будет так сложно. Каждый пятый не ожидал, что учеба станет единственным занятием в этот период жизни, не оставив времени на отдых и развлечения. А кто-то, наоборот, не смог совмещать работу и учебу, таких среди отчисленных те же 20%.

Среди прочих причин отчисления, около 20% бывших студентов называют конфликты с преподавателями и соучениками. Одна из частых причин отчисления – проблемы со здоровьем, а вот материальные проблемы называют всего 7% бросивших учебу. Согласно аналитическим данным Фонда развития интернет-инициатив, 39% выпускников вузов работают не по своей специальности.

О ПРЕПОДАВАТЕЛЯХ

Ситуация с другой стороны кафедры так же не выглядит оптимистично: не всегда курсы лекций и семинары ведут квалифицированные кадры, нередки случаи, когда преподаватель учит программирование вместе со студентами, пользуясь при этом услугами поисковых систем. Часто причиной значительного отставания от современных достижений в области IT является возраст преподавателей и их заработная плата – прибавка к пенсии. О соответствии учебных программ требованиям времени и об их оперативном обновлении в последние годы говорили многие, однако воз и ныне там…

ПРОСТОЕ РАССЛЕДОВАНИЕ

Поскольку в открытом доступе университеты не приводят статистику отчислений, мы попробовали сами оценить убыль студентов, основываясь на количестве зачисленных на первый курс по конкретной специальности и числе вакантных бюджетных мест по состоянию на 1 сентября 2018 г. Данные приведены по факту, без учета внутренней миграции студентов с платных на бюджетные места

Как показывают данные по МИРЭА, где открыты почти все специальности по ИБ, число вакантных мест не столь велико, как можно представить, основываясь на среднестатистических данных. Единственный «провал» - направление специалитета «Компьютерная безопасность», куда в 2015 г. было принято 70 человек на бюджетные места и 41 – на платные. А вот отчислены были 27% учащихся – 19 человек. Еще больший процент оставивших учебу к 5 курсу у поступивших в 2014 г. Из 60 бюджетников и 28 платных студентов до пятого курса не «дожили» как минимум 27 человек, или 45% от числа поступивших на бюджет.

Тех, кто окончил бакалавриат (на 2019/2020 учебный год прием составит 40 человек на бюджет и 230 – на коммерческой основе), в магистратуре не очень-то и ждут. На следующий учебный год открыты 30 мест (11 бюджетных и 19 платных), это всего 11% от числа принимаемых в бакалавриат. Утверждения университетов, что молодой бакалавр по уровню подготовки соответствует дипломированному специалисту старых времен, вызывает горькие усмешки работодателей.

Другой пример – РГГУ, где направление безопасности в части делопроизводства было открыто еще в 1985 г., а с развитием IT к бумажной безопасности добавилась еще и компьютерная. Анализ вакантных мест показывает, что при высоком конкурсе среди желающих поступить на специальности сферы ИБ, до окончания бакалавриата дотягивают 70-75% студентов. И, как отмечают окончившие университет в разные годы, по выбранному направлению идут работать единицы. Магистратура по направлению ИБ в РГГУ не открыта.

ТРЕВОЖНЫЕ ВЫВОДЫ

Профессионалы в области ИБ отмечают, что высококлассных специалистов по кибербезопасности в России можно сосчитать по пальцам и они все на виду: являются спикерами на профильных конференциях или публикуют статьи в отраслевых журналах. Компании продолжают переманивать специалистов друг у друга, и с годами (и это на фоне постоянных громких заявлений ректоров университетов и представителей ФУМО о росте числа мест на ИБ в вузах и техникумах, о стремительно растущем конкурсе среди абитуриентов) ситуация только ухудшаешься. Потому что конечные потери на пути от первокурсника до молодого специалиста, как показывают исследования, составляют от 40 до 80%. То есть вместо заявленных 6-7 тыс. студентов в год, обучающихся по профилю ИБ, до рабочих мест дойдут чуть более одной тысячи. Остальные потеряются в процессе учебы или пойдут работать по другим направлениям.

Решат ли эти – выстоявшие до выпуска – молодые специалисты задачи, поставленные в программе «Цифровая экономика РФ», и станет ли Россия в 2024 г. одним из мировых лидеров в области информационной безопасности, как заложено в документе? Есть большие сомнения.

12.04.2019

Смотрите также:

CTF – источник кадров

Но как превратить играющих школьников в профессионалов ИБ?
27.06.2019

Профессионализм: по ту сторону добра и зла?

«Родину любить не обязан», ибонет такого требования к специалисту по информационной безопасности,ни в образовательных, ни в профессиональных стандартах.
21.06.2019

«В теории нет разницы между теорией и практикой. А на практике есть»

НТЦ «Вулкан» представил свою методику киберучений.
17.06.2019

В программисты я пойду, пусть меня научат

В столичных школах с сентября будут готовить ИТ-специалистов.
13.06.2019

Sexquestions

«Цифровая трансформация – это не про технологии, но про изменения», – утверждает одна из самых признанных книг Питера Уэилла и Стефани Уорнер. Соответственно «в процессе изменений бизнес становится уязвимым, и наша задача – измениться самим, чтобы адекватно и актуально поддерживать и защищать его ключевые элементы».
11.06.2019