Анатомия деструкции

«Цифровая гигиена» в социальных сетях – забота общая.

 

28 марта 2019 года прошёл первый форум «Цифровая гигиена. Молодёжь в сети», посвящённый информационным угрозам и мерам защиты детей и подростков в виртуальном пространстве. На мероприятии собрались представители органов власти, регулирующих, образовательных и общественных организаций, психологи и специалисты в области информационной безопасности.

 

Группы риска

 

Подростки чаще других пользователей находятся в социальных сетях, стараются следить за новостями и обновлениями ленты. Самые популярные у них сети – «ВКонтакте», «Инстаграмм», «Твиттер» и «Ютуб». Проводят в социальных сетях почти треть своего времени. Там они находят друзей, узнают о субкультурах, входят в разные группы.

 

В социальных сетях всё активнее развиваются группы деструктивного воздействия. Они предлагают подросткам самореализацию себя, вовлекая в разные виды антиобщественной активности: расстрелы в школах («скулшутинг»), криминальную «романтику» («а.у.е.» ‑ «арестантский уклад един»), суициды, наркотики. Активной деструктивной «раскачке» подвергается каждый третий подросток.

 

Действуют более 10 000 групп, которые провоцируют подростков совершать действия криминального характера, вовлекают в экстремистские группировки, «фанатские» и мошеннические организации, протестные движения. В подобных сообществах состоит около 1 млн подростков. Ситуация в социальных сетях стремительно ухудшается и может стать взрывоопасной.

 

В марте 2018 года Президент России В.В. Путин на встрече с женщинами-предпринимателями в Самаре отметил необходимость более тесного взаимодействия государства, бизнеса и общества в решении проблем деструктивного воздействия на детей и подростков в интернете. Эту проблему помогает решить поисковик и аналитическая система «Крибрум».

 

«Крибрум» ‑ инструмент мониторинга социальных сетей («Инстаграм», «Фейсбук», «Твиттер», «ВКонтакте», «Одноклассники»), а также блогов, форумов и комментариев к публикациям в средствах массовой информации. Технология больших данных позволяет делать глубокий анализ по разным срезам. Суицидальные группы сейчас блокируются, поэтому там роста нет. Зато прирост численности членов ультрас-движений с марта 2018 года составил 9 млн человек.

 

Манипуляторы незрелым

 

Аналитика позволяет увидеть взаимосвязанность деструктивных групп, выявить центральные и производные, вторичные. Часто владелец нескольких групп смежной тематики – одна группа лиц или вообще один человек. Если деструктивных групп около 10 000, то их владельцев на порядки меньше. При необходимости воздействовать на них легко.

 

Ещё уже круг организаторов радикальных групп. Чаще всего они взаимосвязаны, имеют пересекающиеся множества членов, занимаются «перекрёстным опылением», друг друга рекламируют. Наркотики, самоубийства, расстрелы и т.п. оказываются смежными, взаимодополняющими темами. Группы развиваются и мутируют, блуждают по «смежной» тематике. Например, уличные бои и драки в лесах, что затрудняет оперативно-розыскную работу.

 

Способ воздействия, в основном, визуальный: картинки. Движения имеют свою символику. Самореклама деструктивных групп ведётся разными способами, в том числе через родительские сообщества. Родителей, переживающих за своих детей, как бы «предостерегая», провоцируют распространять пугающую информацию о самоубийствах и т.п.

 

Это иезуитский способ вовлечения, вызывающий панику и цепную реакцию некритического распространения. Так, старт информационной кампании самоубийств был дан статьёй Галины Мурсалиевой «Группы смерти (18+)» в «Новой газете» от 16 мая 2016 года. В статье значение этого явления было сильно преувеличено, что и способствовало его популяризации, расширению аудитории.

 

Выявлены усиливающиеся тенденции вовлечения подростков в деструктивную активность. Начиная с троллинга, групповой травли, «кибербуллинга», когда ребёнка обижают, оскорбляют. Это явление существовало и прежде, но сейчас переходит в онлайн и, к сожалению, принимает более массовый характер. Вовлекают в экстремизм, в радикально оппозиционные организации, «ультрас», вплоть до террористических группировок, в наркоманию («не укололся – не жил»), чтобы использовать как рабочую силу для транспортировки наркотиков.

 

Незрелым сознанием манипулируют: хочешь быть «не таким, как все», поступай плохо. Пропагандируют «эстетику» хаоса и террора как единственно правильный образ жизни. Утверждение привлекательности, «крутости» насилия свойственно практически всем деструктивным группам.

 

Какие уязвимости подростковой психологии используют? С одной стороны, неприятие авторитетов, стремление разрушать, свойственные переходному возрасту 13-14 лет. С другой стороны, склонность действовать по шаблону. Эксплуатируют подростковые симпатии к героям или антигероям, завуалировано навязываются «образцы для подражания». Фальсифицируют критический пересмотр ценностей, «что такое хорошо и что такое плохо», некритически усвоенных в детстве. В этот важный момент подростку подсовывается ложная повестка.

 

Ситуация обостряется

 

Вовлечение начинается с того момента, когда подросток проявил своё отношение к группе: поставил «лайк», сделал комментарий, вступил в неё.  Это ещё не полное погружение, а только первые «витки» «воронки вовлечённости». «Воронка вовлечения» выглядит так. Вначале идут группы «широкого охвата», чтобы просто вызвать интерес к теме, переключив с чего-то популярного.

 

Негатив вначале очень трудно уловить, на него переводят постепенно. Прощупывают «слабину» подростка, и начинают «двигать» в этом направлении: наркотики, самоубийства, «зацепперы», избиения… Вовлекают в специализированные группы. Там уже все «свои». Новичкам раздают роли, «чины» и «звания», предлагают «карьерный рост».

 

Следующий этап – переход в закрытые группы. Приглашают участвовать в опасных играх, формируют у подростков готовность быстро, не задумываясь, выполнить приказ. Действует методика выдачи заданий детям: куда-то пойти, что-то сделать. Не выполнил – из сообщества исключают, ребёнок превращается в изгоя.

 

Сложность заданий и глубина вовлечённости постепенно, пошагово увеличиваются. Вовлечённых подростков готовят к реальным действиям. В «наркотических» группах – пробовать, распространять. Так исподволь, скрытно ведётся дрессировка живых людей, несовершеннолетних. Манипуляция, отбор наиболее внушаемых, и «перепрошивка» их сознания. Общечеловеческие ценности обнуляются, взамен формируются нужные «кукловодам».

 

Деструкторам важно «накручивать» общее ощущение неблагополучия, нестабильности. Вне зависимости от того, как на самом деле обстоят дела. Подросток может жить в очень благополучном месте, лично с ним, в его семье и у ближних всё может быть очень хорошо. И у такого можно развить недовольство, дискомфорт: всё могло бы быть намного лучше!.. Всё начинает не нравиться, нужны перемены!..  Это подготовка к конкретным деструктивным действиям для социально-политической дестабилизации, вплоть до «пойди и убей».

 

Анализируя отношение участников деструктивных групп к политике, об искусственной «политизации» следует сказать особо. Шокирующему контенту присовокупляются политические оценки. Даже в «наркоманских» группах, казалось бы, далёких от политики, таких публикаций около 20%. Характерно, что носители радикальных политических идей часто являются членами деструктивных сообществ.

 

Анализ информационного поля в социальных сетях вокруг «керченского стрелка» показывает искусственную политизацию. Чуть ли не «кровавый режим расстреливает детей», совершенно нелепые «конспирологические» версии про «роль спецназа». Потому что «всё равно государство виновато». Политизация бывает стихийная, со стороны пользователей, а бывает целенаправленная. Последняя проявляется в призывах к деструктивным действиям в реальности. Деструктивные движения, существующие онлайн, всё больше двигаются в сторону оффлайна.

 

Ситуация за год резко обострилась. Каждый третий подросток находится «в обработке» у профессиональных манипуляторов. Они разрушают базовые ценности и переориентируют неокрепшее сознание на деструктивные действия. Сами подростки этого не осознают. Увидеть это, понять и сознательно действовать могут взрослые… которые, увы, для подростков «не авторитеты».

 

Для противодействия этим деструктивным тенденциям нужно объединение усилий. Обязательно вести мониторинг, законодательно обеспечить ограничение распространения деструктивного контента и, главное, замена позитивной повесткой, конструктивным контентом.

 

Наталья Касперская, президент ГК InfoWatch

 

Игорь Ашманов, президент АО «Крибрум»

07.06.2019

Смотрите также:

Социальная инженерия во фронт- и бэкофисах финансовой сферы

Тема социальной инженерии при борьбе с мошенничеством и иными угрозами ИБ в финансовой сфере была и остаётся обязательной для анализа специалистами и привлекательной для журналистских расследований и материалов. Так что включение дискуссии «Практика борьбы с социальной инженерией в системах дистанционного банковского обслуживания» в повестку дня Осенней сессии Уральского форума в Москве нельзя назвать оригинальным ходом организаторов действа.
09.09.2019

Hi-hume − hi-tech: вызов принят

Как и почему гуманитарные аспекты информационных технологий стали актуальными
03.06.2019